bydylai

Лабуда

Когда-то я много думал про всякую лабуду, про жизнь там, про смерть и придумал, что на самом деле – все всё понимают, просто существует негласный общественный договор. Всем притворяться, всем молчать и делать вид.
Ну, типа, как вот пришел ты на авторынок. Стоит там цыганенок рядом с 850 бмв и торгует ее за треть рыночной цены.
И ты ему, - эй, брат, машина ведь в порядке? Не битая, не крашенная, не краденная?
А он тебе, - ну конечно, брат. Как можно, чтоб битая и краденная!
Впрочем, возможно, это слишком специальный пример, и нужно что-нибудь такое, с чем сталкивались все.
Допустим, он ей такой: ну ты же меня любишь, правда? Просто в телефоне села батарейка, а мосты - развели, и, внезапно, закрыли метро? И тебе пришлось срочно бухать, ночевать у друга подруги, но у вас ничего не было?
И она такая, - ну да, да, конечно же. Как же еще. Да.
Или, еще проще: политика.
Выходит такой кто-нибудь, и говорит, - я - классный. И я сделаю все, чтоб вам всем было хорошо, потому что - вы тоже классные!
И все такие, - да-да! Мы - классные. Он - классный. И все сделается ха-ра-шо.

- Вот и со смертью, - думал я, - точно такая же ерунда.
Потому что, как бы петросянисто это ни звучало, но годам к тридцати (так казалось мне) во всякой жизни уже был опыт собственной смерти.
Ну, например, повисел денек-другой в автосервисе, на заброшенном в лесах заводе, привязанным за ноги к арматуре в бетонном полу, а руками - к мощной и подвижной лапе подъемника.
Посидел, допустим, ночку в каком-нибудь подвале под стволом.
Да хотя бы повалялся годик-другой в больничках под сочувственное молчание телефонов и утешения врачей: нет, ну а что вы вообще хотели? Жить? Ухахахаха!Ой, простите. Бггг.
И этого вполне достаточно, чтоб один раз понять все вообще: закопать себя, оплакать, почувствовать – как это есть, когда тебя нет, и не возвращаться к этому никогда.
И не относиться к этой теме слишком серьезно, да вообще перестать относиться к чему-либо, кому-либо и как-либо, по причине полной надуманности всего.
Ну, разве так, если прет, по приколу, неважно что: любить родину, верить в бога, зарабатывать денег, испытывать чувства, но только для того, чтоб не было так дико скучно от вынужденного хождения из ниоткуда в никуда.
Попутно, понимающе и весело перемигиваясь с такими же понимающими развеселыми людьми.
А потом случается какой-нибудь кризис, вирус, - хопа на! – а перемигнуться-то, оказывается, не с кем.

Comments for this post were locked by the author