bydylai

Самоизоляция

Это всем вам, детям олигархов и внукам партийных функционеров, сейчас ништяк: валяетесь по домам в пределах бульварного кольца васильевского острова, спасая Россию в интернетах под камины с просекко. В вашей-то жизни, где не было ничего страшнее пропущенной перед «что» запятой и пересоленного черепашьего супа – вообще ничего не изменилось.
А я с момента своего появления на свет системно торчу на адреналине. Родился, жил и умер в неблагополучном районе города имени отрицательной селекции сто первого километра, но даже этого мне всегда было слишком мало.

Я организовывал нелегальные гонки, в которых сам же и участвовал. Пил, курил, нюхал, колол. Покупал уцененные салаты в гипермаркетах и брал долгосрочные промышленные кредиты у кавказских землячеств. И даже занимался незащищенным сексом с порядочными нетакими женщинами, - как самый настоящий самурай, везде, где только можно было выбрать верную смерть, я всегда выбирал ее.
А тут, дома, третий день вообще ничего не происходит, и адреналина – нет. Абстиненция. Синдром отмены. Брадикардия. Гипотония. Острая недостаточность блуждающего нерва. Трещины в коре надпочечников. Нарушения проводимости шишковидной железы. И из книг - только медицинский словарь.

В общем, не выдержав адского кумара спокойной жизни, выломился в магазин.
Улицы города, что на твое второе мая. Людей, вроде бы как, и не особо есть, а те, которые присутствуют - делают это крайне неуверенно и робко, явно сомневаясь, что им действительно стоит этим заниматься.
А в супермаркете - ажиотаж, очередь, люди в масках, среди которых особо выделяется очень строгая женщина с двумя тележками и тремя корзинками всего, в респираторе времен первой мировой и юбилейных резиновых перчатках заслуженных электромонтеров Братской ГЭС.
Зыркает по сторонам из под каски. Бурчит сквозь три слоя стекловаты, литры серной кислоты и килограммы угля фильтров: выперлись. Сметают все. Вот люди. Что за люди? Ходят. Заражают. Дома надо сидеть!
И вдруг останавливается, начинает задирать голову вверх мелкими, но резкими рывками. Судорожно бросает корзины. Огромным мачете перерубает удерживающие респиратор цепи.
И, содрав его, в достойном любого чемпионата мира тройном тулупе, чихает оглушительным дуплетом. Какое-то время с ее лица не сходит выражение неземного блаженства, но это продолжается очень недолго.
Она поспешно натягивает респиратор обратно и бдительно зыркает вокруг.

Comments for this post were locked by the author