Другу Маше

Однажды я чуть было не женился.
И, не надо сарказма: мол, удивили, так удивили.
Никогда такого не было, и вот, опять.
Свежо.
Но, все было не так.
А было вот как: на сто девяносто третьем километре трассы «Дон» меня остановил экипаж дпс.
- Мммм, хмхмхмх, тстстс,шшшшшшш - ваши документы! – бодро представился милиционер.
Высунул ему в окно документы. И - рожу, чтоб сразу исключить вопросы про алкогольное опьянение. Чтоб было видно, - да откуда у нас, змеиное молоко, алкоголь и опьянение: мы и сами еле живы. С такого-то бадуна.
- Откройте, пожалуйста, багажник, - тут же попросил милиционер.
Понятия не имею, быть может, он надеялся, что в багажнике найдется лицо поприятней. Возможно, он просто соскучился по видам на какой-нибудь домкрат или аварийный знак.
И мне пришлось вылезать из-за руля.
Все, как учили: здоровой, несломанной ногой – вперед, а потом, как умел сам – загипсованной - цепляюсь за коврик, и – бабах, прямо в крепкие объятия милиционера.
Причем, со спины.
Ну и, такие, упали. Лежим. Чувствуем новизну момента, друг друга и холодный асфальт.
Елозим, потихоньку, что твоя глубоко, давно семейная пара.
Я – вяло доминирую, предчувствуя скорый переход в пассив и жесткий догги-стайл.
Он – активно помогает.
Из милицейской машины несется его напарник с автоматом и криками: стой, буду стрелять.
- В кого ты, блять, баран, собрался стрелять?! – орет этот, снизу.
- Ты же нас захуяришь обоих! Все нормально, просто сними его с меня!
- Странные у них, однако, представления о нормальности, - подумал я, но- охотно снялся.

Collapse )

Л - логика

В сонной прогорклой тиши придорожного ресторана, уверенно орудуя ножом, вилкой и еще каким-то слесарно-садовым инструментом, блондинка потрясающе красоты расправлялась с чем-то очень похожим на кусок целинного дерна, выпиленного вместе с растущими из него лопухами и прочей сорной травой.
- Какая ловкая и привлекательная особа, - так, или примерно так, подумал я.
И немедленно выпил.

- Алло, Катю̀? – тем временем блондинка уже отложила инструмент в сторону и взялась за сотовый телефон.
– Да, звонила. Слушай, ну мы тут все считаем, что ты неправа, ок? Да, это про твоего бывшего.
Нельзя каждый день названивать человеку, который больше для тебя не существует и говорить ему, что его больше для тебя не существует!
Как почему?! Ты крейзи? Да потому, что его больше не существует!
- Вдобавок - смышленая, - отметил я.
И немедленно выпил еще.

- Да чего ты не понимаешь?! – возмущалась блондинка. – Вот смотри, когда ты ему звонишь, это как бы означает, что он существует! Ведь нельзя позвонить тому, кого нет!!
- Еще и терпеливая, - подумал я. - Ой все.

Но, вместо того, чтоб срочно, раз и навсегда связать с ней свою судьбу, или, хотя бы, выпить, я неосторожно вспомнил, что мне совершенно не нужно никаких проблем – потому что я прекрасно умею создавать их себе сам.
И - немедленно выпил.
И – еще.

Тру ганста

Но есть и хорошие новости: в одном маленьком, но очень современном городе. нас не пустили в гангста-клуб-шашлыки-раки-шиномонтаж-фейерверки-бар.
Типа того, что не прошли фейс-контроль. Дресс, извините, код, да не тот.
Навроде как – мы не в теме.
А спутники мои - мужчины суровые, все родом из девяностых: некоторые даже родились прямо в них.
Смотрели и бригаду, и бумера, и даже лицо со шрамом, а так же реально знали людей, которые знали реальных людей.
И потому тут же начали уточнять: а не проканает ли ак-47у за автомат томпсона? Нет ли у дресскодера какой-нибудь любимой лошади, с почему-то еще неотрезанной головой? И что вы тут ваще, в себя поверили и все бессмертные штоле?
Ну, потому что, дико это все для мужчины обидно. Как, допустим, было бы обидно женщине, если бы ее не пускали в фитнесс-клуб со словами – да вы что, с ума сошли, похудеете – приходите. Вы нам все тренажеры раздавите.

Collapse )

Поздно

А на улице - ненастье: дождь, снег. Плюс - минус, ледяная грязь, грязный лед. Ветер. И, что совсем уже никуда не годится, местами - местные.
- Не, - говорит один, демографически перспективного возраста мужчина, заботливо размазывая кровавые слюни и сопли по лицу другого. Я с тобой бухать больше никуда не пойду. Ты не умеешь. Почему не умеешь? Да потому, что ты пьешь от головы. Чтоб не было у тебя в ней, значит, думок, загонов и тоски. И когда подожрешь - в этом твоем жбане создается некоторый вакуум.
А природа, как известно, не терпит пустоты и тут же заполняет ее. В твоем случае -пиздюлями. Что ты там гундосишь, не пойму. Как надо?
Так для головы надо пить. Не от, а - для нее.

Барвиха-вилладж-таун

Сломался я тут как-то ночью под Барвихой.
Аккурат возле люксури-вилладж-таун-холл.
И если вы не знаете, что это такое – это нормально.
Такие места и существуют только для того, чтоб всякое лошье и нищеброды, вроде вас, ничего о них не знали, а еще лучше – знали бы о них все.
Ну и стою такой, распахнув проржавевший капот своей шестерки. Двигло чихает, схватывает, но не заводится.
И тут, - молодой, - слышу, - человек.
Оглядываюсь, а там – такая…
Губы ее – словно алые маки. Чулки – будто повышенная тарифная сетка. Платье, что твоя бездна - по самый счетчик входящих. Будто бы в убогую мою и серую реальность наконец-то снизошел сам инстаграм.
- Закурить, - спрашивает, не найдется. – У вас же наверняка есть какая-нибудь прима или ява, так не стесняйтесь. Мне очень надо.

Collapse )

Ева

Пасаны наши скорбят, мол, нонче – не то, что давеча.
Раньше познакомиться, да и обустроить личную жизнь, было проще простого: зашел в палатку за бухлом, забыл зайти в аптеку и вот уже знакомство, кому - с родителями и их обязанностями, кому - с реакций вассермана и антибиотиками широчайшего спектра действия.
И вот тебе уже крепкая, а то и – здоровая семья.

А сейчас у каждого в телефоне стоит по сто пятьсот приложений для знакомств и толку от них нет.
Мотаются постоянно вечерами на свидания в москву, потому что, по месту все уже всех давно знают и знать больше не хотят.
Возвращаются, как правило, недовольными.
- Ну, чего там, - спрашиваешь, - как?
- Попал, - говорят, - на завтрак.
И ты такой, - ооооо, думаешь. Живут же люди, один я – как хрен на блюде.
- Поздравляю, - говоришь, - поздравляю. Завидую.
- Не, - отвечают. – Ты не понял. Не остался, а реально попал на завтрак, обед,полдник и ужин, и все это за час свидания. Жрут, как не в себя, а только отвернись – расталкивают супы из акульих плавников с бланманже по сумкам и карманам.
А потом такие, - ну все, пока, пиши. Хотя, нет, стоп. А КОМПОТ?!
- И мы, - говорят пасаны, - все понимаем. Кризис там, голод в москве и прочие основы российской экономики: госдума – законодательствует, коррупция – дорожает, нефть – дешевеет, стабильность – растет.
Но, чорт подери, должен же кто-то рожать лохов, которые будут за все это платить?

Collapse )

(no subject)

Когда-то я думал, что знаю плохих снах все. Настолько, что заснуть становилось самой настоящей проблемой: меня постоянно резали, стреляли или мочили врукопашную - как шутил один мой, страдающий от подобных же проблем, «коллега» – смысл засыпать, если и там все то же самое?
Но, жизнь успокоилась. Успокоился и я: кошмары приобрели некоторую долю благородного безумия. Лабиринты, без пола, потолков и стен.
Одномерные или многомерные пространства, где тебя то ужимает до бесконечно стремящейся к нулю точки, то разбивает на такие фигуры и объемы, которым нет описания ни в человеческом разуме, ни, тем более, языке.
Осознанные сновидения, после которых просыпаешься с напрочь дурной и усталой башкой, потому что- так и не успел отдохнуть в отключке: надо же было постоянно, чуть ли не ежесекундно редактировать сон, чтоб он не пошел не туда.
А потом меня почти оставили в покое и эти сны.

Collapse )

Дела почтовые

Я тут опять попал на почту россии. Ну, как попал, в смысле – посетил.

Народу, внезапно, почти никого – можно даже часами не рассматривать экран, на котором написано – если вы ждете своей очереди дольше пяти минут – позвоните по номеру. И не искушаться, который раз, вопросом, ну вот позвоню я. И, кроме нагоняя ни в чем неповинным сотрудницам, чо?
А впереди меня две старушки оплачивают ЖКХ.
И вроде бы, быть им самыми беспроблемными и быстрыми клиентами: если в квиточке у такой старушки написано 5924.11 – будьте уверены, в кулаке у нее обязательно зажато именно 5 тысяч, точно 924 и еще 0.11рублей, ни копейкой больше, ни копейкой меньше. Считала и пересчитывала, прежде чем пойти и отдать – не один раз.И одна действительно быстро расплачивается и уходит.

А вторая…
- Дочка, - говорит она. – Я тут видела рекламу по телевизору, там актер один говорил, очень хороший такой, серьезный актер, - мол, у меня все там и вы идите туда. И как мне перевести пенсию к вам в банк, чтоб взять кредит?
И тут у меня натурально нехорошо так заныло в груди, потому что – блин.
Я, конечно, не спец по старушкам, но было очень понятно, что именно эта – с ее-то пальто из прошлого века, береткой – оттуда же, и шалью, выкормившей не одно поколение моли, хочет взять денег явно не на двадцать первый айфон с десятью камерами. И не на поездку в амстердам, чтоб сдохнуть там в грудах кокоса среди огромных болтов специально обученных и оплаченных негров.

Collapse )

Найти своих

Ох и путаники же были эти великие писатели, если не думать о том, что дело обстоит и того хуже – бывали они порой последние мерзавцы и редкостные подлецы.
Вот, допустим, Сергей наш Донатович Довлатов.
Проснулся как-то раз с бадунища: хлоп-хлоп по карманам, по соседям, по телефону - знакомым, а денег на опохмел нет.
А лютая измена накатывает, руки трясутся, сердце – молотит. Удушье. Паника. Нужно срочно выжрать.
- Надо найти своих. Занять, и успокоиться, - подумал тогда Сергей Донатович.
Ну и записал, конечно, эту фразу к себе в заметки, в айфон. Он в этом плане был вообще жуткий молодец: не ленился, записывал все.

Collapse )

Супы

Кстати, о здоровом образе жизни: питаться нужно правильно. Если вы питаетесь – это правильно.
Я пол-утра варил суп. Рецепт его эксклюзивно прост: содержимое холодильника высыпать в кастрюлю, залить холодной водой. Газ не зажигать, свет не включать, шторы задернуть, уходить туда, где есть нормальная еда, но без суеты и спешки.
Впрочем, существует вариант для экстремалов: поставить кастрюлю с содержимым холодильника на медленный огонь, и варить до полной готовности: иншалла, все там будем, пойду, поем.
Многофункциональность - вот отличительно выгодная черта, присущая большинству изготовленных мною блюд. Ими можно пугать малых детей, забивать гвозди или размягчать самые чорствые женские сердца до состояния – господи, да как так можно вообще, приходи вечером, хоть нормально поешь.

Collapse )