Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Валик

И мне вдруг стало невыносимо хорошо. Так бывает, когда через несколько дней после запоя отпускает похмелье и вокруг появляется все. Будто вываливаешься из плотного мешка безумия: вот оно все вокруг есть и было оно всегда, просто не было тебя.

- Вот я чищу зубы, - думалось мне, глядя на свое помятое отражение в зеркале. – А через миллион лет, вполне возможно, археологи откопают мой череп и будут радоваться тому, как хорошо эти зубы сохранились. Они станут смеяться и хлопать друг друга ластами по спине, а позже, на научном заседании, выставив мой череп на стол, станут излагать теорию, что человек был животным водорослеядным.
-Обратите внимание на зубы! – станут кричать они. – Такие зубы служат для тщательного перемалывания травяной, то бишь – водорослевой пищи!

Кто-нибудь из аудитории крикнет докладывающему,- вранье это все! - выплывет на сцену и станет горячо доказывать, что люди не были водорослеядными, и вообще.
- Они жили на суше, а не в море, понимаете? – будет горячиться этот кто-нибудь, пока его не повяжет охрана и не выставит вон из здания научного совета, на улицу в открытое море.
Ученый совет, раздраженно ворча в ультразвуковом диапазоне и гневно раздувая жабры…

- Да ты гонишь, брат, - подмигнув, сказало мне отражение.
- Похоже, да, - признался я. – Я - гоню.
- Иди, используй зубы по назначению, - улыбнулось оно. – Не жрал двое суток, пора бы уже.

Три салата, тушеная с мясом картошка, борщ, мороженное.
- Нет, хорошо все-таки быть трезвым, - думал я, поглощая ужин.– Вот - сейчас поем. Потом, к примеру, пойду за соседний столик к тем девочкам, познакомлюсь, влюблюсь – чем черт не шутит. А там, глядишь…
- Привет, - сказал Валик, падая ко мне за стол. – Как жизнь?!
- Только держись, - промычал в ответ я. – А сам как?
- Да нормально все, – сказал Валик. – Цирроз у меня. Месяц осталось, два. Давай выпьем?
У Валика в глазах были тоска и страх неизведанного.
И мне стало невыносимо стыдно за свои салаты, за желание идти к девочкам и за свое радужное настроение. Так же мне стало стыдно за то, что Валик так боится умирать.

- Валик, - хотел сказать ему я. – Не надо бояться. Смерть, она же, ну как тебе объяснить. Она как теплое одеяло зимней ночью, когда на улице минус тридцать, а ты только пришел домой. Она как первый стакан водки утром – вначале ошалеешь и тебе муторно, а потом, чуть погодя - хорошо. Это как вернешься домой, а там на тебя кричат, - ну и где тебя носит?! Вот что ты за человек такой?
А потом обнимут и скажут, - ну я же скучала без тебя, очень.

Я не стал ничего говорить Валику, потому что знал– он не поймет. Мало того, что не поймет, так и в зубы даст, - думалось мне.
Я всегда боялся смотреть на то, как люди боятся умирать. Потому что их страх способен поколебать мою уверенность в том, что в смерти нет ничего страшного, - так понял я, разливая водку по рюмкам.
- Ну, за меня, не чокаясь, - засмеялся Валик.
Дальше начался дурдом: Валик спешил жить: за столом менялись напитки и потасканные девицы,он бил кого-то по морде, а потом сам появился со свернутым носом и закапал кровью весь стол.


- Алло, Макс. Валик умер, слышишь, - доносился из трубки растерянный голос Андрея. – В пятницу похороны, приезжай. Ты представляешь, я с ним разговаривал по телефону в четыре утра, а в пять мне уже позвонили и сказали, что он умер. Вот прямо только что был жив и уже его нет ,понимаешь?
- Ты погоди. У него же оставалось время, он сам говорил, - спросонья пытался разобраться я. – Мы виделись с ним, в смысле – пили, буквально пару дней назад.
- Какие пару дней? - удивился Андрей. – Последний месяц он вообще не выходил из больницы, просто – не мог. Ты вообще в себе? Сам там как?

Предназначение

В устаревшей какой-то новости прочел, что ученым удалось оцифровать мозг червя.
Ну, конечно, не мозг, никакого мозга у него нет. Приблизительно, скажем так, нервную систему. Все его триста с небольшим нейронов, синапсы, карту связи.
Полученный электронный образ червя загрузили в робота и, - о, чудо! Тот забултыхался, заизвивался. Реагирует сенсорами на пинки. Но в первую очередь - пытается рыть.

И тут же мне стало дико любопытно, раз сумели оцифровать червя, то когда-нибудь обязательно смогут и человека?
И что же сделает его роботизированная копия первым делом: селфи? Купит джып-мерседес и поедет на нем покупать доступное жилье на кутузовском? Пойдет побеждать все плохое, во имя всего хорошего? Или, все же, хуйнет водки и бог весть?
С такими червями, взволнованно думал я, недолго докопаться и до Предназначения человека!

Но потом стало понятно, что затея, даже на дилетантском уровне ее рассмотрения, не так уж и проста.
Потому что, анафема и респект третьей сигнальной системе, человек - есть совокупность опыта воздействий и взаимодействий первой сигнальной и второй. Условные рефлексы, безусловные рефлексы, паттерны, триггеры, архетипы, вашу же мать, где же нам, для чистоты эксперимента, взять еще неиспорченного избыточным жизненным опытом человека.
Так вот же где, в любом роддоме их полно.

Collapse )