Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Денебы куриный хвост

По утру приходил молодой человек. Вернее, как молодой, скорее - нестарый.
Чем отличается одно от другого, что за избыточные уточнения, - ну, молодой, это, наверное, когда речь идет исключительно за невеликий возраст. А нестарый, когда возраст вроде и есть, но ощущения его у человека - нет.
Потому что, такой он - свежий. Видно, что тщательно выбрит. Что одевался - не как, допустим, я: так, что тут у меня валяется на виду, да, собственно, все у меня тут валяется на нем, вот и отлично, это вроде на туловище, это на ноги, вперед и с песней: что ни день - то короче к могиле наш путь.
А у этого все в тон, в цвет, в масть и чин по козырю.
То есть - не все равно. На работу идет.
- Здравствуйте! - восклицает задорно. - Служба газового хозяйства: как у вас работают вытяжки? Жалобы есть?
- А у меня есть вытяжки? - зачем-то удивился я.
И человек потух. И человек как-то весь ссутулился и растерял задор, и сразу стало наглядно понятно, чем отличается нестарый от молодого.
- Распишитесь вот здесь, - горестно сказал он.

Collapse )

(no subject)

Да, а говнозеркалку я все же купил. Брал по ряду причин и объявлению - с рук: позвонил, уточнил – работает прибор или нет, назначил встречу. Отдал деньги. Жду, пока достанет фотоаппарат. 

- А почему вы ничего у меня не спрашиваете? – удивленно спрашивают руки. - А что я должен спрашивать? – спрашиваю я. – Нет, мне несложно, если это зачем-то нужно – я могу спросить. Только скажите – что. 

- Нууууу, я не знаю, - говорят руки. – Вот мне сколько раз звонили, так сразу начиналось: а вы не сильно нажимали на кнопки? А как часто нажимали? А что снимали? А в чем носили? А, а, а, а, аааааааааааааа!!! – разговоров на полчаса. А вы – вообще ничего не спрашиваете, почему?

 Быстренько прокрутил в голове все свои заморочки насчет кармической сущности человека, тотально значимой разницы между наебали и наебался, вспомнил пару сотен фантастически неправдоподобных, но жизненных историй… - Ну, - говорю, - потому, что получилось вот так. 

- Вот смотрите, - тараторят руки, достав фотоаппарат. – Здесь все хорошо, и вот здесь все хорошо, а вот тут вот – все вообще отлично. Но, надо учитывать что (далее – непереводимая игра профессиональных фотослов) . Может показаться, что в некоторых особо сложных условиях съемки он никуда не годится, но это не так. Просто надо здесь нажать, здесь погладить, а здесь – сказать ему, ну что ты, милый, все получится. Да и если не получится, невелика беда: я тебя все равно очень люблю. 

- Знаете что, если так рассуждать... Так-то, если в сложных условиях здесь погладить и там сказать, то и я получусь хороший! – хотел возмутиться я, но понял, что это послание выйдет слегка не по адресу. 

 Молчу. Смотрю, а руки-то, оказывается, прикреплены к симпатичной юной особе. Такая, не матерая еще девочка; ненадуманная, естественная - обнять и плакать.

 - Ох, и повезет же твоему мужу, с таким-то подходом, - думаю. 

– Ладно, - говорю, - я все понял. Спасибо, давайте упакуем обратно и я пойду. - Но тут ведь еще вот что, - поспешно допоказывает она. – Вы его только берегите. И , если что-то будет непонятно – номер есть, звоните, я все объясню. 

- Да чорти что какое-то, - думаю я. – Никак она с ним не расстанется. Хоть бери и говори, - ну, вы так не расстраивайтесь. Если хотите – вы можете навещать его по вторникам и четвергам. Или, допустим, мы можем ходить куда-нибудь все вместе на выходных.

Но, снова молчу: во многих разговорах всегда страшны две вещи: первая, что поймут все не так. И вторая, что — так.


До и после фонаря

Ходил фотографировать фонарь, сомнительное такое достижение, да и удовольствие, честно говоря, ниже среднего. но там были такие снежинки, а вокруг везде темнота, да и вообще- все неумехи, если не фотографируют рябину в снегу или закат, ходят и общелкивают какой-нибудь фонарь. 

Ну и просто захотелось честной картинки. чтоб запечатлеть момент - как он есть, без лишних и туманных слов. потому что, возьмись ты сейчас описывать этот треклятый фонарь, то обязательно нарисуется какой-нибудь танец снежинок на свету. а примешься читать, и что там был за свет? и цвет? и какой там у них случился танец: классический вальс или современное трясожопие? - ничего не понять.  К чорту, к чорту все эти слова, от них всегда получается только какое-нибудь нечаянное или специальное вранье.

А там, недалеко от картинки, распахнув капот, стоял хюндай. под капотом возился молодой человек, вокруг ходила владелица машины и всячески мешала ему помощью, - то засветит фонариком в глаза, то треснет в зубы каким-нибудь озябшим бутербродом: - ща, - говорит он. - все, нашел: провод отвалился. прикручу- заведется - поедешь. кстати, а чего ты вся такая радостная тут ходишь, я не пойму. 

- Ну, как чего. ты же меня простил!,- отвечает она. 

- Да с чего ты взяла? 

- Ну, приехал же. вот, машину делаешь. 

- Не, — говорит он, — я тебя совсем не понимаю. ты позвонила, попросила завести машину, я приехал ее заводить.  А попросила бы приехать и простить - я не поехал бы, а знаешь почему? Потому что - не прощу.

-Да-да, конечно- конечно, -  смеется она. - Все именно так. Именно заводить и приехал, и не простил, ага. Ты сам-то себя сейчас слышишь? Сам себе веришь? 

Испуганно взвигнув ремнями, закашлялся было, но разошелся в рыке хюндай.  Хлопнула дверь, - ой, спасибо!

 -Ну все, можешь ехать, а я - пойду...

Снежинки все падали, я все щелкал, хендай бормотал на холостом ходу и никуда не ехал. 

Вернувшись домой, открыл фотки на ноутбуке: ну, в общем, как.  Все получилось совсем не так.